ПРЕОДОЛЕНИЕ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ТЕЛА (Синтез йоги)

Тема в разделе 'Интегральная Йога Шри Ауробиндо', создана пользователем Nataly, 25 мар 2010.

  1. Nataly

    Nataly Administrator Команда форума

    СИНТЕЗ ЙОГИ

    ГЛАВА 7

    ПРЕОДОЛЕНИЕ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ТЕЛА


    Нашей первой ступенью на пути Познания является однажды определенный нашим интеллектом факт, который, оказывается, не является истиной, а именно: «Я» не является телом, жизнью или умом, они являются только его формами, и наш ум должен быть направлен правильно в eго практическом соотношении с жизнью и телом так, чтобы он мог занять свое собственное правильное отношение к «Я». Это легче всего сделать с помощью средства, с которым мы уже хорошо знакомы, и пока оно занимает громадную часть нашего взгляда на Йогу Труда (деятельности), оно заключается в создании различения между Пракрита и Пурушей. Пу-руша, Душа, которая знает и руководит, сама инволюционировала в работающих своей собственной исполнительной, сознательной силой, так что она принимает этого физического работника, которого мы зовем телом, за самое себя; она забывает свою собственную природу души, которая знает и руководит, она верит, что ее ум и душа являются субъектами, подчиненными закону и работающими из тела; она забывает, что является чем-то много большим, чем ее физическая форма; она забывает, что в действительности ум нечто большее, чем Материя, и не должен подчиняться ее мрачности, реакциям, привычке к инерции, привычке к неспособности; она забывает, что она даже более, чем ум, — Сила, которая может поднять умственное существо выше себя; что она — трансцендентное, Мастер, и не должна подлаживаться, Мастер не должен быть порабощен своими собственными рабочими, Трансцендентное заключено в форму, которая только существует, как безделица (пустяк) в своей собственной сущности. Вся эта забывчивость лечится памятью Пуруши о ее собственной истинной Природе и, прежде всего, ее памятью, что тело является работником и только одним из работников Пракрита.
    Затем мы говорим уму: «Вот работник Пракрити, это не ты и не я, — отойдем от него». Мы обнаружим, если мы попытаемся, что ум обладает силой отделения и может отойти от тела не только по идее, но в действительности, как это происходит физически в жизни. Это отделение ума должно быть усилено определенной позицией безразличия к извлечению пользы от тела; мы не должны существенно заботиться о его сне или прогулке, его движении или его покое, его страданиях или его удовольствиях, здоровье или болезни, его силе или утомлении, его удобстве или неудобствах, или о том, что оно ест или пьет. Это не означает, что мы не будем держать тело в надлежащем порядке, так, как мы можем; мы не должны впадать в насильственный аскетизм или полное пренебрежение физическим телом. Но наш ум не будет возбуждаться от голода или жажды, неудобств или болезни, или придавать то важное значение членам тела, которое обычно им придает физический, или обыкновенный человек, и вместо полного подчинения им, будет им придавать значение только как инструментам. Членам тела следует придавать значение, пропорциональное необходимости в них; мы не должны, например, воображать, что чистота ума зависит от того, что мы едим и пьем, хотя на протяжении определенной ступени полезно для нашего внутреннего прогресса ограничение в питье и воде; с другой стороны, мы не должны продолжать думать, что зависимость ума и жизни от пищи и питья является чем-то большим, чем привычка, — это обычное отношение, которое Природа создала между этими принципами. На самом деле, привычка к пище, которую мы принимаем, может быть уменьшена противоположной привычкой, и новое отношение к минимуму создается без какой-либо затраты умственной или жизненной энергий; даже, напротив, при благоразумном развитии мы можем быть приучены к более великой возможности силы, умением полагаться на скрытые источники умственной и жизненной энергии, с которыми мы связаны более, чем с незначительной помощью физической пищи. Этот аспект самовоспитания является, однако, наиболее важным в Йоге Самосовершенствования, чем здесь; ибо настоящей целью этого важного направления является умственный отказ, как от привязанностей к телам, так и независимости от предметов.
    Таким образом дисциплинированный ум будет постепенно вырабатывать истинное отношение к телу со стороны Пуруши. Прежде всего, он будет знать умственную Пурушу, как поддерживателя тела, а не в качестве самого тела; ибо она — совершенно другое, чем физическое существование, которое она поддерживает умом посредством действия жизненной силы. Это приведет, во многом, к нормальному отношению всего существа к физическому телу, которое позднее будет ощущаться нами как нечто внешнее и отдельное, подобно одежде, которую мы носим, или инструмента в наших руках. Мы сможем даже прийти к ощущению, что тело является, в определенном смысле, несуществующим, за исключением случаев выражения нашей жизненной силы и нашего мышления. Эти опыты показывают, что ум приходит к правильному равновесию в отношении тела, что он изменил ложную, умственную, навязанную точку зрения и принял физическим чувством точку зрения о сокровенной истине вещей.
    Во-вторых, относительно к движениям и опытам тела, ум придет к знанию, что Пуруша находится внутри него, прежде всего, как свидетель или наблюдатель движения и, уже после этого, как познающий или постигающий опыты. Это прекратит считать в мышлении чувства, в ощущении движения и опыты как его собственные, но скорее рассматривать и чувствовать их не как собственные, а как проявления Природы, управляемые качествами Природы и их взаимодействия друг с другом. Это отчуждение может быть столь естественным и зайти так далеко, что станет видом различения между умом и телом, и создаст возможность наблюдения и опыта голода, жажды, страдания, усталости, депрессии и прочих явлений физического существа, как если бы они были опытами других лиц, с которыми он имел бы тесную связь, и знал бы все, что происходит с ним. Это разделение является величайшим средством, величайшим шагом к мастерству; если ум приходит наблюдать эти вещи, не будучи захвачен ими и вообще не испытывая их воздействия, то он действует беспристрастно, с ясным пониманием, но с совершенным отделением. Это является начальным освобождением умственного существа от рабства по отношению к телу, ибо правильное познание создает равновесие в практике освобождения, приходящему неизбежно.
    В результате ум придет к познанию Пуруши в уме, как Хозяйки Природы, чье утверждение необходимо для ее движений. Обнаружится, что и качестве дающей утверждение, она (Пуруша) может отозвать первоначальный указ о характере прежних свойств Природы, и это, при известных обстоятельствах, уничтожит или изменит свойства в направлении, указанном волей Пуруши; не сразу, ибо старое утверждение упорствует, как упрямое следствие прошлой Кармы Природы, пока она не исчерпается, многое также зависит от силы привычки и идеи коренной необходимости, которую ум предварительно придал этому; но, если это не является одним из основных (коренных) свойств Природы, утвержденных в отношении ума, жизни и тела, и, если старое утверждение не обновлено умом, или свойство готово сдаться, тогда неизбежно наступит изменение. Даже привычка голода и жажды может быть доведена до минимума, сдержана, отброшена; свойство болезни может бы и, подобным же образом доведено до минимума и постепенно уничтожено, тем временем сила ума приведет в надлежащий порядок тело с помощью сознательного, умелого обращения с жизненной силой, или она будет чрезвычайно усилена простым умственным указом. Подобным процессом привычка, с которой ассоциирована телесная природа с определенными формами и степенью активности, с наследственными чертами, утомлением, неспособностью, может быть очищена, и сила, свобода, быстрота, эффективность работы, как физической, так и умственной, которая может быть проделана с этим телесным инструментом, изумительно возрастет, удвоится, утроится, удесятерится.
    Эта сторона метода принадлежит собственно Йоге Самосовершенствования; но также и здесь полезно сказать коротко об этих вещах, потому что мы посредством этого закладываем базис для интегральной Йоги, и потому что мы исправляем ложные понятия, распространяемые материалистической наукой. Согласно этой науке, естественное умственное и физическое состояние и взаимоотношения между умом и телом, действительно утвержденные нашей прошлой эволюцией, являются правильным, естественными и здоровыми условиями, и любые другие, любые противоположные им отношения, являются или болезненными и вредными, или галлюцинацией, самообманом, умопомешательством, излишне говорить, что этот консервативный принцип совершенно игнорируется самой наукой, когда она так тонко и успешно усовершенствует естественную деятельность физической природы ради величайшего овладения ее человеком. Достаточно сказать здесь раз и навсегда, что изменение умственного и физического состояния и отношений между умом и телом, которое усиливает чистоту и свободу существа, приносит чистую радость и мир, умножает силу самого ума и физических функций, приносит, к слову, усиление овладевания человеком своей природы, является, очевидно, не болезненным и не может рассматриваться как галлюцинация или самообман, поскольку его результаты являются очевидными и положительными. В действительности это просто завещанное Природой движение вперед в эволюции индивидуальности, эволюции, которую она выполняет в любом случае, но в которой она изменяет использование человеческой воли, как своего главного агента, потому что ее внутренняя цель — привести Пурушу к сознательному овладению ею самой.
    К сказанному мы должны добавить, что в движении по Пути Познании совершенствование ума и тела вовсе не рассматривается, или рассматривается только во вторую очередь. Это поднятие из Природы к «Я» необходимо осуществить любым наиболее скорым или наиболее, по возможности, совершенным и эффективным методом; и метод, который описываем мы, хотя и не является скорейшим, является наиболее совершенным по своей эффективности. Здесь встает вопрос о физической деятельности или бездеятельности. Обычно считается, что йогин должен отойти от деятельности, насколько это возможно, и особенно, что слишком большая деятельность является помехой, потому что она рассеивает энергию вовне. В определенном значении это верно, и мы должны заметить дальше, что когда умственная Пуруша займет позицию простого свидетеля и наблюдателя, в существе возникнет тенденция к молчанию, уединению, физическому спокойствию и телесной бездеятельности. Поскольку это не ассоциируется с инерцией, неспособностью или нерасположением к деятельности, словом, с ростом качества ТАМАСА, все это — к добру. Сила неделания, которая совершенно отлична от лени, неспособности или отвращения к деятельности, является величайшей силой и великим мастерством; сила абсолютного отдыха от деятельности является также необходимой для Джана-йогина, как и сила абсолютного освобождения от мышления, как сила оставаться неопределенно в явном одиночестве и молчании, и также как сила непоколебимого спокойствия. Всякий, кто не желает овладеть этими состояниями, еще не готов к пути, который ведет к высочайшему познанию. Всякий, кто не желает овладеть этими состояниями, еще не готов к пути, который ведет к высочайшему познанию. Всякий, кто не в состоянии привлечь внимание к ним, еще не годен для этого приобретения.
    В то же время следует добавить, что сила — достаточное количество; воздержание от всякой физической деятельности не является совершенно необходимым, отвращением к умственной деятельности или телесной не является желательным. Искатель интегрального состояния познания должен быть свободен от привязанности к деятельности и равно свободен от привязанности к бездеятельности. Особенно должна преодолеваться любая тенденция к простой инерции ума или жизненности, или тела; если эта привычка обнаруживается растущей от Природы, для се преодоления должна быть использована воля Пуруши. Возможно, при известных обстоятельствах, это состояние наступает, когда жизнь и тело исполняют роль простых инструментов воли Пуруши в уме, без какой-либо склонности или привязанности, без их проявления в деятельности с неполноценной, нетерпеливой и часто возбужденной энергией, свойственной их обычной активности; они приходят к работе как сила Природы, работающие без раздражения и продвижения с трудом, — без реакций, характерных для жизни в теле, когда Пуруша еще не овладела физическим телом. Когда мы достигнем этого совершенства, тогда деятельность и бездеятельность станут несущественными, до столкновения со свободной душой, и их отбросят, не нуждаясь в них, ради «Я» или своего равновесия в «Я». Но это состояние совершенства в Йоге достигается позднее, а до тех пор закон умеренности, положенный в основу Гиты, является лучшим для нас; слишком большая умственная или физическая деятельность не является полезной, если сопровождается невоздержанностью энергии и неблагоприятно воздействует на духовное состояние, влечет плохие последствия в виде привычки к бездеятельности и даже к неспособности, которая впоследствии с трудом преодолевается. Однако периоды абсолютного покоя, одиночества и прекращения работы являются очень желательными и должны быть гарантированы столь часто, насколько это возможно, ради удаления души в себя, которое совершенно необходимо для познания.
    Пока мы имеем деловые отношения с телом, нам необходимо иметь дело с Праной, или жизненной энергией. Для практических целей мы различаем жизненную энергию, действующую в теле — физическую Прану, с жизненной энергией, действующей для поддержания умственной активности, — психической Праной. Мы всегда ведем двойную жизнь: умственную и физическую, одна и та же жизненная энергия действует различно и выступает в различных аспектах, в зависимости от того, как она ведет себя по отношению к одному или другому. В теле она создает реакции голода, жажды, усталости, здоровья, болезни, физической силы и т. д., которые являются жизненным выражением физического тела. Ибо больное тело человека не подобно камню или земле — оно является комбинацией двух оболочек: жизненной и «пищевой», и его жизнь есть постоянное взаимодействие этих двух оболочек. До сих пор жизненная энергия и физическое тело являются двумя различными вещами, и в удалении ума от впитывающегося чувства тела, мы становимся в возрастающей степени чувствительными к Пране, к ее деятельности в телесном инструменте, и можем наблюдать и все более контролировать ее активность.
    Практически, испытывая препятствия в теле, мы испытываем их от физической жизненной энергии, даже несмотря на то, что мы различаем их, и позднее ощутим тело, как нечто большее, чем простой физический инструмент. Внутренняя победа тела приходит, в действительности, в результате победы физической жизненной энергии.
    Вместе с привязанностью к телу и его работе преодолевается и привязанность к жизни в теле. Ибо когда мы ощущаем физическое существо только одеждой или инструментом, то отвращение к смерти тела, которое является таким сильным, неистовым инстинктом жизненного человека, должно обязательно ослабеть, и может быть совсем откинуто. Откинуто оно должно быть и внутренне. Боязнь смерти и отвращение к физическому уничтожению является пятном, оставленным на человеческом существе его животным предком. Это клеймо должно быть совершенно изглажено.

    Шри Ауробиндо
     
    Вера, aksana, kiti и ещё один (одна) сказали спасибо.

Поделиться этой страницей