14 марта 1961 - 29 марта 1961

Тема в разделе 'По материалам "Блога" Мирры (1951г.-1973г.)', создана пользователем Nataly, 23 мар 2011.

  1. Nataly

    Nataly Administrator Команда форума

    Агенда Матери
    [​IMG]
    14 марта 1961

    Я ничего не делала, не работала, не отвечала на вопросы, ничего не приготовила для «Бюллетеня».
    Помнишь, в прошлый раз, когда я приходила сюда, в коридоре были люди? Они задержали меня на три четверти часа; наверх я поднялась больная. Ну, не больная, но мне было плохо. Так что все еще под вопросом.

    (Мать принимается за работу и слушает старую Беседу от 25 сентября 1956 г. - этот текст готовят для публикации в «Бюллетене». В тот день она говорила о движении открытия в йоге: «Порой мы находим контакт с божественным Сознанием, с Милостью, и весь мир окрашивается в цвета Присутствия, а вещи, прежде казавшиеся унылыми, становятся приятными и прекрасными... все живет, все вибрирует. Порой же мир темен, замкнут, мы ничего не чувствуем и нам кажется, что нас бросает как щепки».)

    В пути всегда бросает из стороны в сторону. Ни в чем нельзя быть уверенным, а потом словно попадаешь в некую зону, полную ароматов, и все кончается в один миг. Мимолетная ласка.

    * * *
    (После работы)

    Вообще-то прогресс бесспорен, но физическое... ему нужен отдых. Какая тоска, мне это мешает работать.
    Как объяснить?.. Довольно любопытно: настроение клеток и состояние их сознания меняются с невероятной скоростью, но с точки зрения того, что обычно называют «здоровьем», прогресса нет, даже наоборот. Посторонний наблюдатель сказал бы, что тело не слишком крепко. Но я-то вижу, что это неправда. Так только кажется. Совместить две точки зрения очень тяжело.

    (Пауза)

    Такая форма филариоза, как у меня, встречается в одном случае из миллиона. Доктор, конечно, не рвал волосы на голове, - не привык он так себя вести - но явно был в смятении.
    А клетки прекрасно чувствуют... Понимаешь, мои ночные переживания подсознательного явно доказывают: МИР вещей и вибраций, противостоящих клеточной трансформации, расчищается. Но ведь всю эту работу приходится выполнить маленькому несчастному телу! Оно чувствует, что этот мир сжимается. Представляешь, мои клетки, каждая по отдельности и все вместе (они образуют группы), даже и не сомневаются, что все-все не только провозглашается, но и исполняется Божественным; они каждый миг сознательно верят в Его бесконечною мудрость, даже когда приходит так называемое страдание или боль (но для них это не боль). Результат - состояние мирной битвы. Чувство Покоя, вибрация Покоя и в то же время, как бы это сказать, ощущение бодрствования в постоянной битве. Получается довольно любопытно.
    А внутри... Ох, постоянно приходят волны (знаешь, а ведь это примерно то же, что и мир, принимающий цвет Присутствия, о котором я говорила), несущие радость жизни, но вместо того чтобы... Иногда тело находится в некотором равновесии (если пользоваться обычными словами), то есть в добром здравии, и чувствует радость, подобную волнам бушующего моря [Мать жестом изображает огромные волны], а затем радость исчезает. В любых МЕЛОЧАХ - в материальных мелочах - проявляется радость, светлая вибрация, но словно лишь затем, чтобы показать, что она есть, что не надо о ней забывать, но верх постоянно берет... давление.
    Время от времени тело как бы зависает на краю бездны и не падает лишь потому, что держит равновесие, но без высшего состояния полной веры оно бы давно рухнуло. Все это вместе... так необычно! ( Иными словами, сосуществование радости и давления, борьбы и покоя, прогресса клеточного сознания и физического расстройства, создает... странное психологическое состояние.)


    (Долгая пауза)

    Я чувствую, что все организовано, упорядочено согласно некоему ритму, и если бы удалось удерживать этот ритм в равновесии, радость стала бы постоянной.
    [Мать погружается в себя] Прогрессивное, восходящее равновесие ритма должно дать Материи бессмертие. Хотя...

    17 марта 1961

    57. Тигр поступает, как велит ему
    его природа, и не знает ничего
    иного - потому он и божествен
    и в нем нет зла. Усомнившись в
    себе, он бы стал преступником.

    А какое состояние «естественно» для человека? Почему он сомневается?
    Человек на земле (Ученик спросил, не излишни ли слова «на земле». Мать ответила: «Нет, я сказала так, имея в виду, что человек принадлежит не только земле; его сущность в том, что он - вселенское существо, по па земле у него особое проявление».) - переходное существо, так что в процессе эволюции он сменил уже несколько природ, следуя восходящей кривой, ведущей к супраментальной природе, превращающей человека в сверхчеловека. Это кривая развития разума.
    Обычно мы называем естественной любую манифестацию, происходящую не от выбора и не от заранее подготовленного решения, то есть возникшую без участия разума. Именно поэтому человек со слабо ментализированной непосредственной витальностью кажется нам наиболее «естественным» в своей простоте. Но такая естественность присуща скорее животным и находится в самом низу лестницы человеческой эволюции. Непосредственности без вмешательства разума человек достигнет вновь, лишь поднявшись на супраментальный уровень, то есть, превзойдя разум и родившись в высшей Истине.
    До сих пор все привычки человека были естественнее некуда! Просто с появлением разума эволюция стала не то чтобы ложной, но деформированной, поскольку разум по природе открыт для извращения и извращен практически с самого начала (точнее, он был извращен асурическими силами). А теперь состояние извращенности создает видимость нашей неестественности. В любом случае это искажение.
    Ты спрашиваешь, почему человек сомневается? Но ведь это же разум!
    С ним пришла индивидуализации и острое ощущение отделенности, сопровождаемое более или менее ясным чувством свободы выбора; все эти психологические состояния - естественное следствие ментальной жизни, приводящее ко всему, что мы видим, от искажений до строжайших принципов. Мысль о том, что человек может выбирать между одним и другим, есть искажение истинного принципа, который может быть реализован лишь с пробужением души или психического существа: если душа примет на себя правление существом, человеческая жизнь станет индивидуальным и сознательным выражением высшей истины. Но для нормального человека такое состояние совершенно исключительно и никак не может считаться естественным - скорее уж сверхъестественным!
    Человек сомневается, потому что так уж устроен разум: он видит сразу все возможности, и человеческому существу кажется, будто у него есть свобода выбора... Разумеется, тут же появляются понятия Добра и Зла, правильного и неправильного, а за ними приходят и все несчастья. Нельзя говорить, что это дурно, - это переходный этап, неприятный, но необходимый для полного развития.

    * * *

    Между двумя и тремя часами ночи я переживала... нечто, поднимавшееся из подсознательного: ужасно, малыш! Открытие жуткой и бессмысленной траты сил!
    Опыт разворачивался в доме, соответствовавшем нашему [главное здание Ашрама], только огромном; комнаты раз в десять больше, но абсолютно... даже не пустые - голые. Нельзя сказать, что в них ничего не было, но все вещи были в полном беспорядке и находились не гам, где они должны находиться; мебели не было, что-то валялось там, что-то - здесь. Кошмарный беспорядок! Вещи использовались не по назначению, но в комнатах не было ничего, предназначенного для какой-то особой цели. Вся часть, занятая «Образованием» [Школа Ашрама], погрузилась во мрак: света не было, и никто не пытался его зажечь, люди подходили ко мне с бессвязными и глупыми предложениями. Я попыталась найти уголок, где можно было бы отдохнуть (дело не в том, что я устала, просто хотелось сосредоточиться и более внимательно взглянуть на эту картину), но безуспешно - меня явно не хотели оставлять в покое. Наконец я подтащила к шаткому креслу скамейку, на которую можно было поставить ноги, и собралась «передохнуть», но тут какой-то человек (я не помню его имени) сказал: «Да вы что! С этими вещами так нельзя!» - и принялся шуметь. Движения, беспорядок - ужас.
    В конце концов я попала в комнату Шри Ауробиндо, в огромную комнату, пребывавшую в том же состоянии. Он сидел там, погружённый в вечное сознание, отрешившийся от всего, но его вид давал впечатление полнейшего нашего бессилия.
    Он был голоден (вероятно, потому что никто не принес еды), так что, увидев меня, спросил, можно ли найти какой-нибудь завтрак. Я ответила: «Да-да, сейчас принесу», - ведь я рассчитывала, что все уже готово. Тут началась в буквальном смысле слова охота: шкафов полно, все в беспорядке - омерзительно, просто омерзительно. Я позвала кого-то (он спал и пришел, зевая на ходу) и велела приготовить завтрак для Шри Ауробиндо, но у этого человека было множество навязчивых идей и принципов (как, впрочем, и в жизни). Я ему говорю: «Поторопитесь, Шри Ауробиндо ждет». Поторопиться? Еще чего! Он делал все согласно своим представлениям. Неловкий, неумелый. Словом, на приготовление какого-то никчемного завтрака ушла целая вечность.
    Я пришла с тарелками к Шри Ауробиндо, а он говорит: «Я ждал так долго, что сначала хочу искупаться». Я посмотрела на этот несчастный завтрак и подумала: «Как тяжело было его разогреть, а теперь он остынет». Это было мерзко и ГРУСТНО.
    Знаешь, он жил словно в вечности, но полностью сознавал полнейшее наше бессилие.
    Мне так печально было видеть, что мы ни на что не годимся, что я проснулась, точнее, услышала бой часов (совсем как несколько дней назад, только теперь я встала, увидела, что на часах всего три, и вновь легла в постель). Я начала «смотреть» и сказала себе: «Ну, если с этим... недостатком надо покончить, пока он не стал реальностью, будем искать дорогу». Ужас , yжас (прежде всего в ментальном плане, но и в материальном тоже), полный ужас. Я же зависела от этих людей! (Шри Ауробиндо зависел от меня, а следовательно, и от них.) Я думала: «Боже, если 6ы я только знала, где что лежит! Бросили бы меня одну и дали разобраться, тогда бы дело пошло быстрее!» Но нет! Все нужно делать через кого-то (как и в жизни: мы зависим от посредников). Вот так.
    Тут было о чем подумать.

    (Пауза)

    Когда я рассказывала тебе о том опыте [11 марта] и попрощалась, я не стала говорить, насколько он был важен. А он действительно был важен: я окончательно вышла из-под власти деятельности разума! Это был мой «уход»!
    Долгое время я наблюдала, как разрушаются различные уровни подчинения разумной деятельности. А той ночью пришел конец: последний уровень - я ушла от власти разума и начала возделывать свободную область. Ты мне помог, ты был очень добр, как я уже говорила. А сейчас меня ткнули носом в наше бессилие. Сам видишь!
    Одно за другим, одно за другим. Бессознательное бесконечно, бесконечно. Господи, а в деталях-то какая глупость! Тот, кто так неумело готовил завтрак, сказал мне: «О да! - по-английски, но я переведу. - Шри Ауробиндо сегодня подавлен, he is depressed». Я чуть не дала ему пощечину: «Идиот! Ты ничего не понимаешь!» Казалось, Шри Ауробиндо просто не хотел ничего показывать, но он полностью сознавал наше бессилие.
    Вот так.

    (Пауза)

    Надо сказать (если это тебя утешит), что всякий раз, когда подобная вещь ночью всплывает в сознании, дела идут лучше. Это не бесполезно, это происходит от сделанной работы - расчистка, расчистка, расчистка. Но чистить еще много!

    Но ведь ты все-таки воздействуешь на сознание людей – хотя бы на внешнее сознание?

    Ах, не так уж и сильно!
    И да, и нет. В этом смысле я достигла общего прогресса. На индивидуальном уровне кое-кто восприимчив (и даже очень - они делают в точности то, что им велят), но это один из ста - я даже преувеличиваю.
    Сначала ко мне пришла власть над обстоятельствами: я словно бы поднялась выше и смогла немного привести в порядок подсознательное. Естественно, оно отозвалось: под мой контроль перешли целые зоны. Это важнее всего. Потом люди получили контрудар, потому что они... знаешь ли, зажаты, тверды. Им не хватает пластичности.
    Например, тот человек, с которым я говорила, но не стала называть его имени. Я работаю с ним... точно больше тридцати лет. Я вымуштровала его, но так и не смогла заставить делать именно то, чего требует момент, и отказаться от предвзятых идей (тут он сопротивляется); в общем, когда надо что-то сделать быстро, он делает это как обычно, и... это тянется бесконечно! Ночью он копался вообще ужасно. Я говорю: «Ну, пожалуйста, побыстрее, подогрейте немного, и я пойду». Нет! (Он не возражал, он вообще молчал.) Он работал именно так, как считал нужным. Он же просто раб низшего разума. И так на каждом шагу - эти истории со Школой, с преподавателями...(Мать велела вычеркнуть эту фразу), ужасно, ужасно, ужасно! Я хотела повернуть выключатели, зажечь свет - хоть бы один работал!
    Естественно, это преувеличение: одна сторона показана без учета другой. В реальности многое пересекается, дополняет друг друга, одно скрывает важность другого, а в этом опыте одна сторона взята отдельно и показана как под увеличительным стеклом. Но... это хороший урок. Бессилие...
    А все потому, что каждый заперт в своей конструкции [Мать жестом изображает скорлупу], конструкции самого обыденного разума, строящего повседневную жизнь. Каждый словно сидит в тесной камере.
    [​IMG]
     
    Вера сказал (а) спасибо.
  2. Nataly

    Nataly Administrator Команда форума

    Re: 14 марта 1961 - 17 марта 1961

    Агенда Матери
    [​IMG]
    21 марта 1961

    Прошлой ночью у меня было два переживания подряд, точно указавших, в чем причина [Мать имеет в виду проблемы с Ашрамом и ее собственным телом): магия.
    Сначала я увидела на уровне разума (физического, материального разума) человека... Точно я не знаю, кто это (хотя ночью я его узнала), но, судя по внешности, саньясин. Он преследовал меня, загораживал дорогу и мешал работать (долго-долго). Но я была сознательна, то есть заранее видела, что он собирается предпринять, так что у него ничего не получалось. Спустя какое-то время я ушла, то есть сделала то, что собиралась, и ушла к себе, а он прятался повсюду, пытаясь поймать меня, но у него так ничего и не вышло. Впрочем, я увидела, что этот человек строит козни довольно давно.
    Я проснулась (за ночь я просыпаюсь три или четыре раза), снова легла в постель, и тут у меня начался приступ болезни, которую мы с доктором принимали за филариоз. Странный, скажу я тебе, филариоз: как только я овладеваю одной областью, он перекидывается на другую. Прошлой ночью пришла очередь рук (приступ продолжался с половины третьего ночи до четырех, то есть долго), но я оставалась сознательной и, когда начиналась боль, делала так [Мать совершает пассы руками, изгоняя боль]. Словом, руки не пострадали. Наконец, я в полнейшем сознании вошла в наиболее материальные области тонкого физического, находящиеся сразу за телом. Там я сидела в «своей комнате» (огромное квадратное помещение) и что-то читала или писала. Я услышала, как открылась и закрылась дверь (но я была занята, поэтому не обратила внимания; я решила, что это один из учеников). Внезапно тело почувствовало настолько неприятное ощущение, что я подняла голову и посмотрела. Передо мной стоял человек (знаешь, в Европе маги одевались в атласные штаны и рубахи... ну вот, и тут было что-то вроде этого), довольно смуглый молодой индус; о таких обычно говорят «красивый мальчик», с напомаженными волосами, высокий, но казалось, будто его вырвали. (Мать имеет в виду, что этого человека вырвала откуда-то не принадлежащая ему сила.) Он смотрел в пустоту (меня он далее не видел), хоть и стоял прямо передо мной. В этот миг все мои клетки наполнились ощущением, которое я испытывала во время приступов так называемого филариоза (эта такая ни на что не похожая боль), и отвращением, желанием отбросить это! Я поднялась (ведь я сидела) и со всей силой, которую только смогла найти, сказала: do yои dare to come in here!» [Как вы посмели войти!] Я произнесла эти слова так громко, что сама проснулась.
    Не знаю, что случилось. Но кончилось все хорошо.
    Я поняла, что тот юноша был лишь инструментом, но получал ДОВОЛЬНО МНОГО денег за свои дела - я узнала бы его из сотни, ведь я видела его очень ясно... более ясно, чем могла бы увидеть физически. Это человек без ума, простой инструмент, лично он не заинтересован, просто ему платят, и платят много. Но кто-то прячется за ним и пользуется им как ширмой.
    Еще раньше у меня заболело горло (это часть приступа). Я даже не думала, что боль пройдет, но она унялась сегодня утром, примерно в половине десятого, когда я спустилась на медитацию к X (тантрический гуру). Впрочем, это пустяки. Пока я была с X. (даже пока я ждала его), боли не было. Она вернулась, когда я пришла сюда. Но это пустяки.
    Хотя сегодня утром (X. сказал, что с декабря он что-то делал для меня в своих пуджах) я подумала, что он должен знать, в чем дело. Амрита передал ему мои слова. Он ответил, что утвердился в своих подозрениях: начиная с декабря 3. устраивает магические церемонии, направленные против меня. X. передали, что 3. занимается черной магией в Кашмире. А как же человек, которого я видела [во время магического нападения в декабре 1958 г.]? Кто он? Он прятал лицо, но одежду саньясина я видела. Может, это и 3., не знаю. Я промолчала, поскольку поручиться не могу. Но по словам X., 3. удвоил свои усилия.
    Вот такая ситуация.
    Утром доктор сказал: «В вашем филариозе некоторые симптомы отсутствуют, а некоторых явно не должно быть». Он замучился, ничего не понимает, а что тут понимать, если это не филариоз? Я сказала врачу, что, возможно, маг воспользовался болезнью как отправной точкой (ведь несколько лет назад у меня был филариоз, но я справилась с ним).
    Разумеется, некоторые симптомы вообще не свойственны филариозу. Доктор поражается, насколько я держу себя в руках. Все началось с ног, но я справилась; болезнь поднялась выше, но я опять справилась; с руками ничего не получилось, а ночью была настоящая оргия [Мать смеется]... Так что это искажение или перенос чьей то мантры, как в 1958 г., когда меня хотели лишить крови! Как мне показалось, они пытались вызвать тромбоз (знаешь, при этой болезни кровообращение останавливается), но лишь пытались (а с другой стороны, X. спрашивал у врача, нет ли у меня заражения крови; стало быть, он увидел другую возможность). У них ничего не вышло, но попытка была, так что магическая атака, возможно, просто «перестроилась». Болезнь сопровождалась всеми обычными вещами: как всегда, «пророчества» [об уходе Матери], как всегда, внушения. Но я уже привыкла. Это пустяки.

    Ты действительно думаешь, что за магом стоял 3.?

    Может быть. Я об этом просто не думала. Я не раз видела мысли 3., но в такой форме - ярость, попытки противостоять моим интересам. (3. был первым гуру Сатпрема, когда тот стал саиьясином. 3. пытался подчинить его себе и предупредил Мать, что Сатпрем никогда не останется в Ашраме. Наконец Сатпрем порвал с 3., оставив его в ярости.)- никогда. А X. видел. Не похоже, чтобы 3. придавал хоть какое-то значение увиденному мной магу - тот был просто экраном, это очевидно. Это знающий человек, изучивший магию и ставший чужим инструментом. Впрочем, надо сказать, я и на минуту не задумывалась о 3. О нем заговорил X.
    Я даже не знаю, как охарактеризовать мои отношения с 3. Он в свете благословения, так что... Я ведь открыла ему двери, когда он приехал сюда в поисках реализации, которой он не мог добиться и которая была ему явно не по силам, но давала жуткие амбиции. А теперь все испорчено. С этой точки зрения, для него это великое благословение, даже если он стал Асуром, для него все кончится хорошо! Но это пустяки. Утром, услышав ответ X., я увидела великий Свет Матери, нисходящий на 3. Пустяки. Если ему нравится заниматься такими немцами, тем хуже для него. Меня это не касается; пусть о 3. думает X.; он делает все, что нужно, и думаю [смеется), что он старается изо всех сил. (Лично мы ни на минуту не поверили, что З. устраивал магические церемониипротив Матери. Скорее, это был кто-то другой или что-то другое.)

    (Пауза)

    Понимаешь, утром я не хотела, чтобы моя простуда мешала нашей с X. медитации, и тогда пришла неподвижность [Мать сжимает кулаки, словно изображая нисходящую тяжелую глыбу]. Ею X. пользуется для исцеления. Должна сказать, что и со мной подобное случалось, даже без связи с X.: Сила брала все в свои руки и останавливала болезнь - никаких вибраций, все неподвижно.
    Я просила Н. постучать в дверь, когда он придет с X., но он не постучал. К счастью, я услышала скрип петель и поднялась, находясь в этом состоянии... и чуть не упала. X., должно быть, подумал, что я слаба или уж не знаю что: я держалась за кресло, а руки дрожали, когда я принимала цветы, - в моем теле меня не было. А затем - концентрация (мы были вместе около тридцати пяти минут) - ох, ГЛЫБА! Невероятная плотность. Я не хотела ждать, пока это кончится и пошла сюда - зачем терять время? Но ты же видел, я шла как сомнамбула! Людям [в коридоре] я сказала: «Я возвращаюсь, я возвращаюсь!» Других слов не было. Что за глупость...

    (Пауза)

    Я рассказываю об этом, потому что это знак. Лучше сказать, потому что скоро наверняка начнется...
    Проклятая простуда... прямо посреди ночи. С нее началось нападение.

    А тут еще и дверь открыта. Непорядок. [Ученик встает, чтобы закрыть дверь]

    [Мать смеется] Нет, я не замерзла, мне тепло!

    Да, но сквозняки!

    Мне тепло!
    Посмотрим, принесут ли открытия этой ночи какие-нибудь плоды... Только простуды мне и не хватало! Просто смешно.

    Не я ли тебя заразил?

    А у тебя простуда?

    Нет, просто плохое настроение.

    Да уж нижу... Что-то случилось?

    Устал от... многого.

    Много работы. Не занимался бы ты этими делами. (Ученик пытался привести в порядок переводы книг Шри Ауробиндо, сделанные учениками, полными благих намерений, но недостаточно умелыми, однако желавшими «публиковаться» любой ценой.)

    А кто займется? Больше некому. Я не хочу, чтобы тексты Шри Ауробиндо печатались как бог на душу положит.

    Да, просто беда. Поэтому я не велю тебе бросать эту работу; зачем же уродовать Его книги!

    Вот именно, а работа тяжелая. Быстро не получается.

    Конечно, но... Ладно, мы разберемся.
    Ты даже не представляешь, насколько все сейчас усложнилось! Постоянно приходится держаться. Это не личный вопрос: все сжалось, точно песок попал в шестерни. События почти достигли пароксизма.
    Надо держаться - не двигаться. Как при болезни: не двигайся. (Имеется в виду «мощная неподвижность», о которой говорила Мать.)
    Все пройдет. Я кладу в твою пищу все, что могу, - только не простуду.

    25 марта 1961
    (Накануне ученик написал Матери письмо, жалуясь на отсутствие конкретных опытов. Вот что сказала ему Мать после совместной медитации:)

    Как же у тебя нет опытов! У тебя есть даже доступ в области, куда люди попадают очень редко: ты способен получить свет, озарение, откровение, но ты, возможно, настолько привык к этому, что не обращаешь внимания. В общем-то, я сейчас медитировала с тобой, чтобы увидеть, что мешает тебе осознать это. Я видела у тебя справа... нечто вроде кристаллизации... ты как бы заключен в статую.
    Она сделана словно из прозрачного алебастра, более жесткого, чем камень. Мне кажется, это результат индивидуализации, слишком... затвердевшей, что ли; статуя хочет быть прозрачной, но особого контакта с внешним миром у нее нет: тот входит разве что через верхние области интеллектуального восприятия, даже не интеллектуального, это некий вид ментального видения. Я попыталась пробить эту оболочку.
    Вот что любопытно: она не разбилась, а размягчилась и потеряла свою красоту (она ведь была красивая, словно вырезанная из камня). Я попыталась пройти сквозь нее, но, чтобы добраться до этого плана [жестом показывает на верхнюю часть груди], до вибраций души, пришлось подняться и затем спуститься. Наконец, я, сама того не заметив, оказалась внутри. На уровне витального, эмоций [показывает на солнечное сплетение] я положила два цветка - большой цветок «настойчивости», самого материального уровня витального [зинния] и второй, примерно такой же, как дал мне X. [космос], только больше и совершенно белый (он относится к сексуальным движениям: «свет в сексуальных движениях»). Я вошла внутрь благодаря трансу; понимаешь, пыталась размягчить оболочку, и вдруг оказалась внутри, причем картина получилась предельно объективной: ни одной мысли, ничего. Я увидела, что кладу здесь [показывает на верхнюю часть живота] два цветка - один активный (большой темно-пурпурный цветок настойчивости), а другой поменьше, чисто белый. Он оказался пониже. Тут, наверное, пробили часы, что-то отвлекло меня, и все стерлось.
    Получив вчера вечером твое письмо, я на мгновение сосредоточилась, словно испытывала любопытство: «Почему ему кажется, что у него нет опытов? Почему?» Мне бы хотелось знать, какие опыты ты воспринимаешь как опыты (!)

    Ну, Свет. Я вижу Свет, просторы перед собой...

    Значит, область видения, сознательного восприятия.

    Да, сознательное восприятие и видение, иначе ничего не происходит!

    Поняла! Вчера, когда я сосредоточилась, мне показалось, что ты сидишь передо мной, и я левой рукой пытаюсь разбить что-то справа от тебя. Я удивилась и спросила: «Почему я бью?» (я даже не собиралась что-то разбивать!) Любопытно, знаешь ли. Слева все совсем иначе.
    Как бы чего не сломать!

    (Пауза)

    Кстати, С. жаловался на то же, что и ты. Он говорит: «У меня нет опытов», - «Каких опытов?» - спрашиваю я. Он отвечает: «Я сажусь в медитацию, приходит покой (некоторые и этим довольны, но только не он...), всегда одно и то же!» Я спрашиваю: «А какой опыт вам нужен?» Он говорит: «Сознание! Сознание Божественного, божественного Присутствия!» Я отвечаю: «Дело в том, что ваш разум забаррикадирован» [изображает в воздухе геометрическую фигуру]. Но у него же своя голова на плечах! Он возражает: «Вовсе нет!» Не верит!
    Как бы то ни было, ни с ним, ни с X. я не добилась никаких результатов.
    Я не раз испытывала впечатление, что пережила совершенно исключительный и небывалый опыт, но какая-то часть моего существа не заметила его. Я думала: «Если бы меня здесь [Мать жестом изображает разные уровни сознания] не было в тот момент, я бы даже не знала, что у меня были эти опыты!» И так случалось множество раз. Совершенно невиданные опыты, как некоторые древние ведические переживания. Когда я рассказывала о них Шри Ауробиндо, он говорил: «Очень редкие опыты; некоторые люди всю жизнь пытаются получить их!» Так бывает очень часто: опыт протекает здесь [поднимает руку], и что-то наблюдает и узнает о нем, а если бы этого «что-то» не было, то я бы ничего и не узнала [Мать жестом изображает две области сознания]. А опыт все равно был бы полным.
    Тяжело объяснить. Это очень тонкий вопрос.
    Наверное, нечто подобное происходит со всеми. А опыты даю вам я!
    Конечно, вы имеете полное право спрашивать: «И что с того? Мы же их не замечаем». Однако все дело и этом. Я ищу причину... предмет… which refuses the knowledge [отказывающийся от знания] Какая-то часть человека отказывается замечать опыт (бессознательно).

    А практически-то что нужно?

    Прежде всего... Может быть, детское простодушие? Конечно, там, где находится наиболее интеллектуализированное сознание, нужно детское простодушие и простота.
    Эта область всегда настороже. Она не желает обмануться или стать жертвой воображения.
    Отчасти ей не хватает некоего детского простодушия.

    27 марта 1961
    (Мать принесла свои заметки по поводу медитации с X., тантрическим «гуру»:)

    «Крайняя субъективность опыта не дает сосредоточиться.
    Вчера я ожидала X. в своем обычном состоянии союза с Высшим в аспекте Любви. Вдруг я почувствовала, что пришел X.; в этот миг в моем сердце внезапно поднялось движение благодарности, подобное Веде, что выразилось в молитве Высшему: «Дай ему (X.) блаженство Твоей Любви и радость Твоей Истины».
    X. долгое время ничего не рассказывал о своих медитациях со мной, но вчера он сообщил Н., что в начале медитации были затруднения - враждебные силы, и ему пришлось потратить пять минут на то, чтобы справиться с ними!
    Очевидно, он был в другом состоянии сознания (нежели Мать)...»
    А для меня опыт был совершенно ясным, радостным и спонтанным! Раньше я много раз сосредотачивалась па X , чтобы поблагодарить его за то, что он делает для меня, но такое случилось впервые - мягкая, светлая, лучистая атмосфера. А потом Н. передал мне слова X. [о враждебной силе].
    Я НИЧЕГО такого не чувствовала. Ничего.
    Ведь это он говорил, что против меня применили магию. Но внизу [в зале даршана, где проходили медитации с X.] я никогда ничего подобного не замечала: дело в том, что я стараюсь приходить на полчаса раньше, так что атмосфера, естественно, очищается. Когда приходит X., все уже готово, везде тишина и совершенный покой. По его собственным словам, приходя туда, он всегда словно попадает в другой мир, как бы в Кайлаш (высокогорный район в Гималаях, а также обитель Шивы). Если и было какое-то изменение, то разве что в лучшую сторону, поскольку теперь (как бы сказать?) стало больше стабильности. Раньше была некоторая текучесть: что-то уходило, что-то приходило, но сейчас это словно неподвижная спокойная масса [Мать складывает руки]. А вчера даже произошел опыт: я почувствовала приход X. (когда он приходит, что-то всегда немного вытягивает меня вовне, чтобы я не впала в транс и смогла встать), и тут же родилась эта молитва. А вечером [смеется] Н. говорит мне такие вот вещи: «X. сообщил, что во время сегодняшней медитации у него были затруднения: присутствовала враждебная сила, и он потратил пять минут на то, чтобы очистить ее!»
    Тут ко мне пришло ощущение, обычно присущее внешней области: знаешь, разные куски подогнаны более или менее ладно, но внутреннего единства нет - нет ЕДИНОЙ вещи, истинной по сути. Разумеется, вовне всегда так, мы знаем об этом, но я полагала, что с людьми, имеющими некоторую внутреннюю жизнь, удается добиться общей вибрации и общего знания. Выходит, не всегда!
    Ну что поделаешь...
    Весь вечер я размышляла: «Неужели это hopeless [безнадежно]?» Разумеется, нет, уж я-то знаю. Но как же изменить положение вещей? Только с помощью супраментальпой трансформации. То есть сделать надо очень многое.
    Мне-то казалось, что X. можем воспринимать мои мысли (даже не «мысли», а внутренние восприятия); когда я испытываю к нему такие чувства, как в начале той медитации, призываю Силу и заставляю Ее прийти, он, как я думала, ощущает это!
    А если нет...

    Неприятно.

    Да что уж тут приятного...
    Я ведь действительно... могу сделать человеку лучше! В тот миг это было так непосредственно! А он [смеется] приходит и чувствует враждебную силу!
    Это означает только одно: он находился совсем в другом плане.
    Больше всего меня беспокоит, что такие вещи должны ощущаться, - если человек работает над собой, он не может не ощущать их! Почему я их чувствую? С тех пор, как я начала работать с телом, оно ЧУВСТВУЕТ и не обманывается. Я не раз получала доказательства: это не ошибка. Когда приходит высшая вибрация, тело мгновенно ощущает ее! Правда, лишь с тех пор, как оно достигло универсализации. Но мне казалось, что и X. хотя бы отчасти должен быть универсализован, раз он владеет такими силами. Не понимаю...
    Его образ жизни вовсе не вызывает у меня неприятия, не в том дело, но это событие ставит передо мной ужасную проблему: «Неужели невозможно жить в истине, пребывая в материальном сознании? Неужели это невозможно? В абсолютной истине, а не той субъективной и относительной истине, которая у каждого своя? Навечно ли сохранится такое положение вещей: один так, другой эдак? Придем ли к новому, сложив все части вместе, и к чему мы придем? Неужели в нынешней Материи невозможно никакое проявление абсолютной истины?» Такая вот проблема.
    Почему? Наверное, я готова столкнуться с этим вопросом. Только он встал слишком остро... Я бы сказала, настолько остро, что даже больно.
    Это концентрация учений всех старых Школ. Шри Ауробиндо говорил нам, что можно переживать Истину в материальной жизни. Сознание, естественно, должно измениться, но я думала...

    (Пауза)

    Конечно, сознание моего тела изменилось, я знаю об этом. Разумеется, не полностью, но вполне достаточно для того, чтобы ощущать, что разделения больше нет: понимаешь, X. не воспринимает вибрации как вещи, отгороженные друг от друга, - перегородки исчезли! С ним я всегда испытывала очень сильные ощущения: когда мы занимались медитацией, сидя друг напротив друга, мне казалось, что разницы нет, что он чувствует ту сильную и уравновешенную Вибрацию покоя; я даже не думала, что он чем-то отличается от меня. Понимаешь, закрыла глаза - и никакой разницы. (Так не только с ним - со всеми, но, что касается других, я осознаю, что они чувствуют не то, что я.) Хоть он-то, как я думала, чувствует... Похоже, я ошибалась! Во всяком случае, эта история говорит, что ошибалась.
    Остается только удивляться... Внизу [в зале даршана] мне казалось, что он чувствует то же, что и я. Это могло длиться целую вечность! Покой, мир, уравновешенность, сила. В другие дни бывало и некое движение: что-то приходило, что-то уходило, но в тот раз... [Мать разводит руки, желая показать, что время остановилось]. Я (не здешняя «я», а та, что наверху) так это и видела; через полчаса, когда, наверное, пришло время, что-то сказало телу: «Давай!» - это случилось через две или три секунды после того как пробили часы. Я и раньше чувствовала такие вещи, иначе не было бы смысла прерывать медитацию - она дает такой покой! Никогда ничего расплывчатого: сила, плотность. Плотность. Тело встрепенулось и (как бы сказать?) напряглось: «Ах, опять двигаться». Так всегда и бывает. Я открыла глаза, посмотрела на X. и стала ждать. Через три-четыре секунды, а может, и через минуту открыл глаза и он, кивнул и встал. Тут и я встала и открыла глаза. Так происходит всегда. Не знаю, почему... Не понимаю, что произошло в его сознании... Не понимаю.

    Я не уверен, что он сказал Н. именно то, что услышала ты...

    Я тоже! [смеется] (Именно Н. станет «владельцем» Ауровиля . Уже тогда Мать была со всех сторон окружена ложью.)

    X. не говорит на подобные темы с Н. Возможно, тот смешал совершенно разные вещи или... Когда X. не знает собеседника, он выражается очень туманно, особенно если речь идет о времени или месте. Возможно, он столкнулся с враждебными силами не на медитации с тобой, а раньше или вообще вне Ашрама.

    Может быть, но Н. сказал так: «После сегодняшней медитации Х. сообщил, что столкнулся с трудностями, когда пришел и потратил пять минут на их устранение: он почувствовал враждебную силу». Тут все ясно. Более того, я переспросила: «А вы уверены, что речь шла не о ВАС?». Н. возразил: «Нет, X. говорил о медитации». О медитации! Как он мог найти враждебную силу в нисхождении силы, света, покоя... не понимаю. Ведь когда я прихожу, я первым делом очищаю все.
    Он словно отрицает мою силу, вот что тревожно. До вчерашнего дня ничего подобного никогда не было!.. Двадцать девятого исполняется сорок семь лет со дня моего приезда сюда (29 марта 1917 г.), а это немало! С тех пор как я начала работать со Шри Ауробиндо, ощущение Силы никогда не покидало меня, так что... Впервые такая история. Это неприятно.

    Я попытаюсь поговорить с X. и выяснить, в чем дело.

    Может произойти ужасное недоразумение. Тут надо действовать осторожно. Возможно, он даже не вспомнит свои слова. Вспомнить для него сложно, поскольку он говорит не за счет разума: слова приходят, а после он забывает их. Ты ведь и сам это знаешь. Возможно, что-то заставило X. сказать такие вещи. (Например, в присутствии Н. он практически всегда дурно отзывается о разных людях и событиях, а виной тому - исключительно атмосфера Н. Так я и сказала Н.: «X. произнес это только из-за вашего внутреннего отношения». X. говорит одному одно, другому другое и никогда не скажет одного и того же об одном и том же предмете - всё зависит от собеседника.) Вообще-то я рассказываю тебе все это вовсе не затем, чтобы ты говорил с X. Просто я столкнулась с серьёзной проблемой.
    Поживем - увидим. Сегодня утром я приложила известную силу, когда писала эту заметку (у меня ушел на нее добрый час), а в результате пришло «образование» (Оккультисты называют «образованием» направленную концентрацию силы. Она подобна пуле, летящей точно в цель. На самом деле мысли и желания любых существ постоянно приводят к появлению «образований», но те обычно не дают никаких результатов, если только не закрепляются за целью или не возвращаются подобно бумерангу.), и мне бы хотелось, чтобы оно перешло к X. Его-то он, может быть, получит? Поживем - увидим. Лучше не говорить, потому что... разговоры не проникают внутрь.
    Прежде (я рассказывала) у меня были затруднения в области разума [с X.], но с этим-то все прояснилось. Теперь пришла очередь другого плана. Подождем. Может быть... Может, все прояснится.

    (Пауза)

    Вероятно, мне нужен был этот опыт... Помнишь, я говорила тебе о безразличии [опыт от 24 января]? Так вот, это чувство обострилось настолько, что теперь оно распространяется на все, что касается земных дел. Наверное, это необходимо. Все началось с... Вещи как бы таяли [Мать потирает пальцами, словно перебирая крошащуюся субстанцию]. Таяли связи моего сознания и Работы (не мои связи, поскольку их и так нет, а тела - физическое сознание и все, что привязывало тело к окружающим вещам и Работе, - я уже рассказывала об этом, когда говорила о физическом сознании). Итак, вещи таяли и таяли. Процесс обострялся все больше и больше. Сам посуди, в последние дни неприятности идут сплошной чередой (обстановка становится все сложнее), но если прежде я могла схватить все это и держать вот так [Мать крепко сжимает кулак], то теперь пришло безразличие: оно распространяется на все...
    Вероятно, история с X. того же порядка. Уверенность в РЕАЛЬНОСТИ Силы, РЕАЛЬНОСТИ духовного действия, - вот что было целью: это [наверху] не имеет связи с этим [внизу]. Вот так.

    То есть ты разрываешь все связи с землей?

    Вовсе нет. Дело продолжается. Я не знаю, не понимаю. Не могу точно сказать, что происходит, но… Нe знаю. В любом случае ПРИРОДА связи должна измениться. Дело и том, что, по мере того как устанавливается безразличие, реальность Вибрации, и особенно вибрации божественной Любви, растет совершенно НЕВЕРОЯТНЫМ образом (даже по масштабам тела)! Можно сказать, что тело... теперь чувствует только ее.
    Неужели одно [безразличие] необходимо для того, чтобы могло установиться другое [божественная Любовь]? Не знаю.
    Я живу, точнее ТЕЛО живет (несмотря на болезни, нападения, дурную волю, ополчившуюся против него) словно в божественном и неизменном море божественной вибрации. Оно живет вот так [Мать делает жест, словно она плывет]. И даже в моменты, которые обычно называют физической болью, даже когда испытываешь моральные страдания, например когда кассир требует у тебя денег, а их нет (Среди разрозненных заметок Матери мы нашли такую [она может относиться к этому времени, но с тем же успехом может быть датирована любым другим годом - ситуация не менялась!]: «Now the situation has become very critical, all the reserves have been swallowed up, there are debts, many important works remain unfinished and the daily life become a problem. It is the subsistence of more then 1 200 people which is in question[Положение критическое, все запасы исчерпаны, появились долги, работы остаются незаконченными, и даже повседневная жизнь стала проблематичной. Под вопросом существование 1 200 человек.]), даже несмотря на всевозможные осложнения (а их слишком много) и вещи, неприятные для нашего ментального восприятия, это море вибраций божественной Любви остается. Если бы я не держала тело под контролем, я бы постоянно улыбалась как идиот! Всему! Блаженная улыбка в ответ на любое событие (этого нет, поскольку я держу себя в руках).

    (Пауза, бьют часы)

    Нет, do not brood about it [об этом не беспокойся]. Не обращай внимания, все устроится. Устроится именно так, как и должно устроиться.
    Ментально X. чувствителен, но вот насколько? И насколько это кристаллизуется в нем иначе из-за всяких идей? Посмотрим.

    (Пауза)

    Ты знаешь, трансформация это не игра [не шутка].

    (Пауза)

    Вчера мне показалось, что рухнуло ВСЁ - все построения, привычки, взгляды, обычные реакции. Я словно оказалась подвешенной в иной среде... Не знаю.

    (Пауза)

    Вчера вечером я почувствовала, будто все, что я пережила, узнала, совершила, оказалось полнейшей иллюзией.
    Бывает духовный опыт, говорящий, что материальная жизнь иллюзорна (для некоторых он опасен, но для меня он был одним их прекраснейших переживаний в моей жизни), но когда становится иллюзией вся духовная конструкция, построенная в течение жизни, - причем даже большей иллюзией!..
    И все же, может быть... Очевидно, рядом присутствует Это [божественная Любовь], как циновка, которую кладут, чтобы кто-то не упал и не сломал шею, такое у меня впечатление: переживание вибрации божественной Любви - это как циновка... чтобы не сломать шею!
    Вот так, малыш. Не беспокойся: какими бы ни были трудности [смеется], можешь сказать себе, что это только начало!
    А я ведь не ребенок, я здесь уже сорок семь лет! Да, шестьдесят лет сознательной йоги и воспоминания о бессмертной жизни кое-что дали мне. И где я оказалась? Прав был Шри Ауробиндо, когда говорил, что нужна стойкость.
    Эта дорога точно не для слабых.
    Тело терпит, вряд ли оно развалится, оно продолжает работу и даже не просит пощады. Я не припомню, чтобы оно хоть раз сказало: «Нет, это слишком». Всегда одно: «На все воля Твоя, Господи, я готово».
    Словом, дело продолжается.

    (Мать поднимается, чтобы идти)

    Я никогда и не скажу людям: «Это просто прогулка». Ничего себе прогулка! Тем хуже для... Я говорю: «Это очень тяжело»,- но лучше говорить правду, верно?
    Победа бес-спор-на, но я говорю ровно столько, сколько может принять наше бедное мышление. Надо СМЕНИТЬ НАПРАВЛЕНИЕ, от нас только и ждут, чтобы мы перестали бродить по кругу.
    Вот так, малыш.
    Это испытание, знаешь ли. Нас закаляют.
    А отказываться не стоит, потому что в следующий раз придется начинать все сначала. Я всегда говорила: «Это удачный случай, идите до конца». Зачем твердить, что ты не можешь, если в следующий раз будет еще тяжелее?


    29 марта 1961
    (Послание к годовщине встречи Матери со Шри Ауробиидо)

    Чтобы идти, требуется полнейшее
    бесстрашие; нельзя поддаваться
    страху - слабому, уродливому,
    мелкому и мелочному чувству.
    Непобедимая отвага, совершенная
    искренность и полная самоотдача,
    позволяющая забыть о расчетах
    и выгодах, о том, что вы можете
    получить, о намерении найти
    защиту и оправдание вере,
    только это поможет вам пройти
    путь и укроет от опасностей.
    Мать.
    [​IMG]
     
    Вера сказал (а) спасибо.

Поделиться этой страницей